пятница, 16 сентября 2011 г.

конкурсные произведения

Полина Л.

                                              Проблемы моей знакомой
      Дождь. Монотонные удары капель в стекло и шум проезжающих по мокрому асфальту машин нарушают тишину. Застыв у окна, я в который раз перечитываю письмо от своей давней … нет, не подруги, а давней – давней знакомой.
     Я будто слышу её голос сквозь шум дождя. Вечно жалующийся, вечно плачущий. Вот и сейчас в письме она написала, что жизнь её достала, что дети ничем не помогают, что муж в вечных командировках. А сама она стареет не по дням, а по часам. И куда ушла жизнь? И пенсии всё не дождётся! И будет ли она вообще? На трёх листах – жалобы, стоны, охи и ахи! И так каждое письмо! С тех пор, как она переехала с семьёй  в другой город. По телефону разговариваем редко: уложиться в 5-10 минут она не может, а заплатить за разговор? Как всегда, денег нет, дочь  не работает, и внучка на ней, и сын никогда не вносит своей лепты в семейный бюджет, хотя все эти пять лет живут все под одной крышей!
     Монотонность дождя, монотонность письма переносит мои мысли в собственную жизнь.
    Никогда и никому не открывала своей сердечной тревоги, ни на что не жаловалась. Жила.
-  Бедная приятельница! Как же ей плохо!
 - А тебе  что хорошо, легко? Но ты же не ноешь постоянно? – говорит моё подсознание.
    Начинается извечный спор  - за и против.
    За!   И это хорошо – у меня есть муж, дочки-двойняшки, жива ещё мама и тётя. У меня любимая работа, есть друзья, подруги. У меня есть увлечение: рисую море, облака…
    Против, а значит, плохо! Ну, почему плохо? Просто такова жизнь! Значит, так надо! Кому? Не знаю! Да, плохо! Муж отдалился в последние дни, когда на семью обрушились все несчастья. Дочь стала употреблять наркотики – и всё пошло кувырком. Лечение, реабилитационные центры, уговоры. Что дальше? Вторая ударилась в эпопею  с любовниками. Будто чёрт вселился в неё. Каждая неделя – новый! Мама живёт с тётей. Еле перебиваются от пенсии к пенсии. Пытаюсь помогать и им, но что-то слабо получается. Решить бы проблемы дочек поскорее! Друзья, подруги? Видимся редко. Честное слово не до них! Любимая работа? Была! Она есть и сейчас.  Просто на кафедре психологии в институте мало часов, бываю там два раза в неделю. Да, я  психолог.
    И меня  постоянно мучает вопрос: как я, психолог, упустила своих детей, не заметила изменений? Чтобы спасти свою семью, пошла волонтёром в благотворительную организацию. Приходится работать с разными группами риска. Надеюсь, что спасу хотя бы одну из дочерей, пока ещё не поздно. Сталкиваюсь с разными судьбами, вижу, что мои усилия  небезнадёжны: ведь есть семьи, у которых проблем значительно больше. И не только наркозависимость, но и последствия бурной жизни -  ВИЧ/СПИД. Вот все мои «за» и «против»!
   А что касается рисунков, то  в них - моё успокоение. Вот и сейчас, отложив в сторону письмо с вечными, но такими мирными проблемами моей знакомой,  я  взялась за кисть. За окном – ночь, а на холсте появляется море, на горизонте первый луч солнца. Жизнь продолжается…

конкурсные произведения

Г. Н.


                                                           Художник

     Я стою перед небольшой картиной, подаренной мне, и думаю о человеке, которого уже нет в живых и  с которым наши дороги пересеклись на определённом отрезке времени.
     Картина в тёмно-синих тонах как будто отразила его душевное состояние, напомнила  о его жизни.  На заднем плане сплошной стеной стоит лес. В небе плывут тяжёлые тучи, в реке же отражаются и этот лес,  и эти тучи.    
     Талантливый, одарённый человек оказался в местах лишения свободы. Когда я познакомилась с ним, он  уже был ВИЧ-инфицирован. Проходя флюорографию в зоне, он узнал, что заболел ещё и туберкулёзом. Болезнь прогрессировала.
     Зная, что она уже не отступит, Роман с неистовством рисовал, рисовал картины. Кто бы ни попросил, он тут же садился  писать портрет или пейзаж. Сколько таких картин вышло из стен исправительного учреждения? Одному Богу известно! Десятки его работ украшали коридоры комнат свидания в исправительной колонии: то берёзка, то утёс, то песчаная отмель, то бушующее море.
     Грусть, тоска, одиночество сопровождали его с тех пор, как узнал Роман о своём инфицировании. К нему редко приезжали на свидания. Он никогда не говорил о своей девушке,  никогда не говорил о своей семье. Не любил говорить он и о своём преступлении. Да к нему никто и не приставал с этим. Для всех в бараке он был «художник»! А когда по просьбе он рисовал поздравительные открытки, то от его роз, анютиных глазок, ландышей, сирени веяло таким теплом, что на душе становилось светло, по-весеннему бодро. Я чувствовала его нерастраченную нежность, глубину душевных страданий. А ведь жить оставалось ему совсем немного!
     Сегодня уже никто не узнает о нём как о большом художнике, и вряд ли кто запомнил его фамилию. Только имя «Роман» вышито  на квилте в День памяти умерших от СПИДа. Оно -  напоминание живущим: цените жизнь, радуйтесь каждой травинке, голубому небу, весеннему солнцу!